Reproduction and Genetics No. 603

Paul M. Fricke, Randy D. Shaver

Управление проблемами воспроизводства молочных коров.

Кисты яичников

Кисты яичников считаются одной из главных причин экономических потерь и репродуктивной дисфункции, удлинения сервис-периода в молочном скотоводстве (Garverick, 1997, Bartlett et al., 1986). Зарегистрированные заболевания кист яичников составляют 10-30% поголовья (Erb and White, 1973; Bartlett et al., 1986), в течение коротких периодов могут возрастать до 30-40% стада (Archibald and Thatcher, 1992). На основе этого можно предполагать наличие кист у 1 млн. коров в США ежегодно (Garverick, 1997).

В настоящем исследовании кисты определяются как заполненные жидкостью образования ≥ 25 мм в диаметре, сохраняющиеся на яичниках более 10 дней и препятствующие овуляции (Archibald and Thatcher, 1992).

Классификация кист

Кисты можно классифицировать как фолликулярные и лютеиновые. Фолликулярные кисты – тонкостенные, наполненные жидкостью структуры ≥ 25 мм в диаметре. Многие коровы имеют больше одной кистозной структуры на одном или обоих яичниках одновременно. Ранние исследования показали, что коровы с кистами проявляли продолжительное и интенсивное эструальное поведение, называемое нимфоманией (Kessler and Garverick, 1982), вызванное низким уровнем прогестерона в связи с отсутствием активности желтого тела (CL), и повышенным уровнем эстрадиола из кистозного фолликула. Обычно эстрадиол из фолликула перед овуляцией инициирует серию эндокринных реакций, которые вызывают овуляцию. В случае с кистозным фолликулом эндокринные реакции не запускаются, и нормальное течение эструса нарушается, что приводит к бесплодности. Развитие фолликулярных кист трудно изучить из-за непредсказуемости возникновения кист у разных коров (Garverick, 1997). Точный механизм таких нарушений плохо изучен.

Лютеиновые кисты толстостенные, заполнены жидкостью, ≥ 25 мм в диаметре, выделяющие нормальное или выше нормального количество прогестерона. Большинство лютеиновых кист вероятно образуются из фолликулярных кист (Garverick, 1997), и могут приводить к бесплодию если они сохраняются и поддерживают высокую концентрацию прогестерона, что ингибирует овуляцию. Толстая стенка лютеиновой кисты состоит из лютеиновой ткани, внутри помимо жидкости имеются особые трабекулы[1], различимые на УЗИ. Следует отличать лютеиновые кисты и нормальные желтые тела. Так, при УЗИ исследовании яичников телок нормальные желтые тела содержали полость диаметром от 2 до 10  мм и более (Kastelic et al., 1990).

Последние УЗИ исследования развития фолликулов у дойных коров показали (Fricke et al., unpublished), что согласно новой классификации кист, некоторые не всегда нарушают циклы фолликулов, не препятствуют овуляции. Такие структуры обычно не приводят к нимфомании. Таким образом, эти структуры можно считать доброкачественными. Наличие таких кист затрудняет диагностику и лечение фолликулярных кист.

Факторы риска и питание, влияющее на кисты

Физиологии и этиологии кист яичников еще плохо изучены, и есть много гипотез относительно факторов риска для яичников, провоцирующих кисты. Влияние наследственности низкое (Casida et al., 1951; Ashmaway et al., 1990), и селекционный отбор на снижение заболеваемости кистами неэффективен (Garverick, 1997).

Другие факторы риска возникновения кист включают повышение молочной продуктивности (Johnson et al., 1966), растительные эстрогены и эстрогеноподобные вещества в кормах (Barga, 1987), инфекции в половых путях (Bosu and Peter, 1987; Peter et al., 1989). Например, токсин плесневых грибов Zearalenone adversely в кормах отрицательно влияет на плодовитость свиней; хотя КРС не так чувствителен к нему, рекомендуется ограничивать его количество 500 частями на млрд. в общем сухом веществе рациона (Whitlow and Hagler, 1993).

Сухостойные коровы с низкой упитанностью в 2,5 раза более подвержены возникновению кист (Gearhart et al., 1990). Для нормальной и высокой упитанности заболеваемость составляет соответственно 12 и 29% поголовья ответственно, во время сухостоя (Butler and Smith, 1989). В других исследованиях взаимосвязи с упитанностью не было (Gearhart et al., 1990; Ruegg et al., 1992).

Риск возникновения кист выше до 8,7 раза для первотелок с повышенной концентрацией кетоновых тел в молоке (Andersson et al., 1991). Исследования показывают, что селенодефицитные рационы в сухостойный период повышают заболеваемость кистами до 50% поголовья, использование селена снижает заболеваемость до 19%, использование витамина Е – 44%, селена и витамина Е – 19% поголовья (Harrison et al., 1984).

Скармливание 300 мг β-каротина ежедневно с 3 по 98 день после отела не влияет на возникновение кист (Wang et al., 1988). Не было различий для воспроизводства при скармливании 1 млн. МЕ или 100 тыс. МЕ витамина А на корову в сутки (Tharnish and Larson, 1992). Поэтому на практике сухостойным и дойным коровам обеспечивают 100 тыс. и 150 тыс. МЕ витамина А в день соответственно (Weiss, 1998).

Диагностика и лечение кист яичников

Диагностика кист в молочном скотоводстве обычно проходит во время обычных послеродовых ректальных исследований. При пальпации заполненные жидкостью структуры регистрируются как клинические указания фолликулярных кист. Различия между фолликулярной и лютеиновой кистой трудно определить на ощупь даже опытным практикам (Dawson, 1975; Farin et al., 1992). Точность диагноза устанавливают УЗИ исследованием, дающим 90% точность для лютеиновых и 75% точность для фолликулярных кист (Farin et al., 1990, 1992). Разные виды кист также можно определить измерением прогестерона в крови (Farin et al., 1990). Низкий уровень прогестерона свидетельствует о наличии фолликулярной кисты (подтвержденной ректальным исследованием), высокая концентрация прогестерона в сыворотке свидетельствует о наличии лютеиновой кисты. При использовании этих критериев доброкачественные кисты не попадают ни в одну из категорий, концентрация прогестерона зависит только от стадии цикла.

Лечение зависит от вида кист. Фолликулярные кисты лечат введением синтетических аналогов Гонадотропин-рилизинг-гормона (GnRH), опробованных на КРС (Bierschwal et al., 1975; Seguin et al., 1976; Whitmore et al., 1979). Разрыв кист вручную при пальпации не рекомендуется, так как проведено сравнение с использованием GnRH, как более эффективного способа (Ijaz et al., 1987). Дополнительно при разрыве вручную могут возникнуть осложнения: спайки вокруг яичника и его придаточного аппарата, что влияет на плодовитость (Archibald and Thatcher, 1992). Интересно, что около 20% коров с кистами выздоравливали самопроизвольно, без лечения (Bierschwal et al., 1975), что подтверждает мнение о том, что многие кисты могут быть доброкачественными. Лечение с GnRH вызывает лютеинизацию, а не овуляцию фолликулярной кисты, что в конечном итоге приводит к образованию кисты желтого тела (лютеиновой кисты) (Garverick, 1997; Fricke et al., unpublished observation). В свою очередь, развитие лютеиновых кист можно ограничить введением Простагландина Ф2α (PGF2α) (Nanda et al., 1988). Введение GnRH коровам с доброкачественными фолликулярными кистами часто вызывают нормальную овуляцию доминирующего фолликула, а не овуляцию (выздоравливание) самой кисты (Archibald and Thatcher, 1992; Garverick, 1997).  

Идеальным способом лечения будет то, которое рассчитано на все три вида кист (фолликулярная, лютеиновая, доброкачественная). Для синхронизации овуляции у лактирующих коров часто используются для инъекции оба гормона: GnRH и PGF2α (Pursley et al,. 1995, 1997). Это также может быть эффективным способом лечения кист яичников. Последние практические данные и ультразвуковой мониторинг яичников (Fricke et al., unpublished) показали у 11% коров крупные образования на яичниках, распознанные впоследствии пальпацией при ректальном исследовании как кисты. Инъекции обоих гормонов приводили к нормальной овуляции яичников у 73% кистозных коров при повторной инъекции. Почти 37% из этих кистозных коров стали стельными при первом же своевременном осеменении. Эти значения подтверждают эффективность введения двух гормонов для лечения всех видов кист, могут успешно использоваться при ректальной пальпации кист.

Структура расстройств органов репродукции у коров в Свердловской области.

Интересные современные данные получили российские исследователи, проведя анализ структуры расстройств органов репродукции коров в двух с/х организациях Свердловской обл.: агрофирма "Уральская" (привязная) и ЗАО "Агрофирма "Патруши" (беспривязная).

Рис.1 Структура функциональных расстройств органов репродукции у высокопродуктивных коров (7400кг) на примере а/ф "Патруши", Свердловской обл., 2010г)


Изучение распространения и структуры гинекологической патологии у коров определяли на основании анализа данных учетной вет. документации. Обследовано 163 бесплодных коровы, не осемененных свыше 45-90 дней после отела или осемененных, но не оплодотворившихся.

Трансректальное исследование проводили по общепринятой методике с использованием портативного УЗИ-сканера "WED-3000" ("Shenzhen Well.D.Electronics Co LTD"). Работа сканера осуществлялась в режиме В, при этом использовался ректальный зонд (датчик) с частотой 7,5 МГц (LV2-2/7,5 MHz).


Рис.2. Структура функциональных расстройств органов репродукции у высокопродуктивных коров (7100  кг)
на примере а/ф "Уральская", Свердловская область, 2010 год)

Заключение:

У высокопродуктивных коров независимо от технологии содержания, регистрируется высокий уровень гинекологических заболеваний на примере хозяйств Уральского региона: при привязном содержании он достигает 95,8%, при беспривязном - 81,1%.

· Больше воспалительных заболеваний матки и гипофункция яичников зарегистрировано у животных, ограниченных в свободном круглосуточном движении.

· Характерная особенность – достаточно высокий уровень кистозных перерождений яичников, что, возможно, связано с одинаковым и достаточно высоким уровнем молочной продуктивности коров.

[1] Трабекулы (лат. trabeculae, уменьшит. от trabs – бревно, балка) – пластинки, перегородки и тяжи, образующие остов органа.